Кутенков Борис. Там, где мыльный свет. Стихи

***
Там, где мыльный свет, беснуясь,
знает: вывеска близка, -
говори со мной без стука,
колокольчик у виска;

краундфандингом небывшим
("вспомнить всё, чего он не"), -
не сломавшим, лишь отпевшим,
до звезды не долетевшим
в подоспевшей тишине;

говори со стуком, скрипом
("дуб качался, голос пел"), -
у дверей не ставший криком,
лишь уткнувшийся в постскриптум, -
музыкой - в плечо, предел

("ничего не убивает -
видишь, больше не убьёт;
просто тихо убывает,
просто больше не поёт") -

лишь тоскует у плеча,
ничего не отвечая,
расточающий печаль, -
празднословный и лукавый,
мёд пузырчатый, кровавый,
золотое ча-ча-ча.
_________

* вариации-черновики - на пути ассоциаций:

I

Звоном краундфандинга небывшим,
винтиком отпавшим, стуком-скрипом,
не сломавшим, разве что отпевшим, -
говори из двух пустот, постскриптум;
тишина, берущая за горло,
выскочка - распахнутое горло, -
ибо отвечавшее - замолкло,
ибо замолчавшее - покорно;
и глядит из всех небесных музык -
понятЫм, непройденным, попятным, -
тишина - слонов считавший узник,
ужаса небесный калькулятор.

(не угодило - отсёк эту голову Змея Горыныча и родил из неё другую, которая тоже не угодила):

II

Винтиком отпавшим, стуком-скрипом
("чтобы дуб качался, голос пел"),
голосом, уткнувшимся в постскриптум,
деревом, упёршимся в предел;
звоном краундфандинга небывшим
("вспомнить всё ещё, чего он не"), -
не сломавшим, разве что отпевшим,
налетевшим за каким-то лешим
в подоспевшей тишине, -
долго отлетая от засова
вместо "двери отвори", -
говори со мною, празднословный,
и лукавый, говори, -
пустотой, что звонче не бывает,
пустотой, что музыки кредит:
ничего теперь не убивает,
только бережёт, не изменяет,
и отводит. И в глаза глядит.

***

И, не уставая,
Смотрит мне вослед
Маска восковая
Стародавних лет.

Арсений Тарковский
_______

стой
пусть музыку сковало
щебень мелок долг высок
светит маска восковая
бредит выстрелом висок

бьётся изнутри как билось
так же ласков блеск оков
просто бритва засорилась
от безличных волосков

вот и ходит ближе к горлу
не касаясь высоты
чуть скользнёт - и голубое
небо в ровные бинты

чуть слетит - и голубь странный:
титры - вверх, а крылья - вширь, -
схватит клювом безымянный
мыльный памяти пузырь:

"там, где в трёх багровых водах
долго в пене берегли
для бессмертья - подбородок,
для беды - кусок земли,

полигон меж сном и слухом
расчищая всемером, -
заросло пространство пухом,
белым выгнулось пером:

в нём поёт ушная вата,
пляшут мыльные круги,
и в преддверье застывают
отводящего шаги"

***

ничего не изменилось
на восковом лице этого города
всё поменялось

там где садовник
заботливо расчищал пространство для самосуда
перепутав его с бессмертьем -
дорога заросла пухом
сердце выгнулось пером

и в сумраке белой ночи
мучительно застывшей на месте
удаляются
как музыка бегущая из абортариума
как цедимый сок стагнации

предгрозовые шаги
отведшего выстрел

***

(из черников)

...и ступай опасливо и минно
в память о взрывных речах,
глядя в сад - жива ли слива,
куст жасмина замер ли, зачах? -
поправляя в окуляре мифа
небо на некаменных плечах;
и свисти мотив еженедельный,
утренний, вечерний, колыбельный,
коллективный или же отдельный,
внятный или Боже разбери, -
разрастаясь рощей корабельной
с беззащитной шлюпкою внутри...

***

разрезан белый чебурек
на две неравных поделён
и по лицу струится снег
а не река времён

и по руке струится сок
а не по сердцу долг в ночи
чем низок он и чем высок
спрошу а ты молчи

как мошка серая жу-жу
как самолёт во тьму
слова стекают по ножу
твердя что е с т ь к о м у

слова встают со всех сторон
твердя что за тебя
вон те вон то вон та вон тот
прикрой покрепче рот

и верит музыка словам
вот-вот нащупанным на кой
с тюремной фугою там-там
тут-тут и новой немотой

***

Д.

спи в далёкой Польше
где не побываю
боли нету больше
боль идёт по краю

предотлётной шуткой
лодочкой фейсбуком
лёгонькой скорлупкой
невесомым звуком

следом протяжённым
скрывшимся фантомом
никогда чужое
пусть не станет домом

только неуместным
взбрыком потаённым
взмахом легковесным
в небе неподъёмном

смайликом оффтопным
долгом неоплатным
никогда пустое
пусть не станет главным

лишь столкнутся лбами
музыка и слово
и тому кто замер
не спасти другого

***

кто там воду
серебрит в колодце
частной кружкой
в общем зачерпнёт ведре

мотылёк у сердца
смерть в канатоходце
безоружный висок в серебре

кто повертит
чашку близоруко
к дальним путь укажет
на кофейном дне

ночь при сигарете
человек без звука

речевой оборот в тишине

***

...или верни мне веру в чудо,
из всех контор меня уволь.

Б. Рыжий

I

тот вывинтивший лампочку поющую
горящую меж катакомбных плит
ввинтивший суету мимоглядящую
он был не вор обычный сибарит
а удушивший ласточку печальную
летевшую поджечь беспечный вид
не то чтобы предатель изначального
скорее герострат иль неофит

расслышишь тишину ненастоящую
где птица бьётся не находит выхода
и лампочка горит не зная продыха

и сильно дословесное болит

II

кто стучится
не то чтобы музыка
кто укравший
не то чтобы вор
кто предавший
не то чтобы предатель
изначального света

кто вернувший
веру в чудо
кто расслышавший
тишину

тишина