№ 8'2020

Ильинский Петр. Век просвещения


   Сегодня в гостях у журнала Ильинский Петр - учёный биолог-онколог, поэт, эссеист, историософ. Автор двух книг стихов («Перемены цвета» и «Склянки и осколки» (стихи 1998—2006 гг.), книги прозы («Резьба по камню», Санкт-Петербург, 2002), оригинального исторического исследования «Легенда о Вавилоне», в котором он прослеживает более чем двухтысячелетнюю историю Вавилона и породившей его месопотамской цивилизации; философского эссе о древнерусской истории «Долгий миг рождения» (издательство «Гиперион»).

Читать полностью...

Севрюгина Елена. Когда захочется…


но там где малый свет горит
он с нами тихо говорит
и в этот час в себя взглянув
мы молча молимся окну
и прорастает тишина
молитвой в град ершалаим
прости что нами он не стал
прости что мы не стали им…

Кулебякин Игорь. Моя страна нескошенных лугов


Твоя любовь во мне отражена,
Она горит всё ярче, не сгорая.
Моя вселенная, моя жена,
Мой свет в оконце и дыханье рая.

И если вдруг среди житейских туч
Меня сметёт, как ветхую солому.
Твоя молитва – путеводный луч –
Не даст мне сбиться по дороге к дому.

Читать полностью...

Верстакова Мария. Аттракцион


   Стихи Евгения Волкова могут быть восприняты как аттракцион. Текст за текстом взлетаешь в вихрь звуков и смыслов. Останавливаясь лишь затем, чтобы не укачала карусель созвучий. Очень уж насыщенная ткань стиха, все происходит одновременно в странах, эпохах и известных нам культурных системах.

Читать полностью...

Еремин Николай. Избранные сонеты


…Страна распалась, продвигаясь
По курсу доллара к рублю…
А я – курсантам всем на зависть –
Всё бескорыстнее люблю…

И сам зову теперь её:
- Ну, где ты, Муза? Ё, моё!
Ведь я – такой же молодой,
Хоть и с седою бородой…

Читать полностью...

Костычева Мария. Вы всё перепутали. Абсурдное судилище как универсальная метафора

   

   Новая книга неприменимой по отношению к злым глупостям и разнообразным условностям нашего мира Алины Витухновской состоит в значительной степени из текстов не новых, но это отнюдь не механическая перепечатка хитов с некоторыми добавлениями новых стихотворений. Нет, перед нами — своеобразная книга-проект, имеющая самостоятельных концептуальный смысл.

Погасий Олег. Потусторонние ритмы


У квадрата зеркального, щеки надув,
ты щетину скоблишь по утрам,
и глядит на тебя – из глубин – в пене дум,
на тебя – отраженного там,

и на полках стеклянных построились в ряд
отражений: флакон, бутыльки, –
и вопрос в глубине ты способен задать? –
« Тот, кто там – на поверхности – ты?».

Ланс Георгий. Трип по югу Руси № 1


   В те далекие времена, в середине сентября, я решил прокатиться на мячик на выходных, в город герой Новороссийск, к морю, так сказать. У нас уже было свежо и перед выездом я надел пульсак, бомбер, любимые джинсы, в рюкзак кинул клубную розу и пару шайб. Денег ровно туда и обратно, но так, чтобы хватило на выпивку и копченую свиную ногу, которая почему-то крутилась у меня в голове.

Читать полностью...

Воложин Соломон. Невыезд Невыежева


   Хорошо, что я долго прожил, что нахожусь в здравом уме, что всё искусствоведческое у меня как бы хорошо разложено в памяти. Но и жалко. Я теперь короткое время пребываю в блаженно-тревожном тупике незнания, что ж собой представляет недопонятность в произведении нового для меня автора.

Читать полностью...

Лебединская Галина. Рисунки


Смотреть все...

№ 7'2020

Качур Виктория. Настроения



Лауреат 45-й калибр-2020

ничегонеделание, как в шабат, 
чем развлечься телу и мозгу?
может, выйти из дома, зайти на Арбат
и купить на углу мимозку?
узы брака туже любого узла,
нет еды и примус в починке...
перейти ей что ли на сторону зла?
у них есть печеньки.

Лазарев Александр. Подборка стихов


В нежности б отогреться... 
Можно заледенеть
без половины сердца...
холодно мне!

Так, в безвоздушной стуже
Вечности – вольно одним, –
камни о душах тужат…
холодно им.

Моркина Юлия. Как призванный...


Как призванный и заведённый, 
Как признанный, – иди, учись
У жизни, скорбью опалённой...
Живи не вниз, но если ввысь
Живёшь – то это ненадолго:
Дней бусины не перебрать...
Улыбка хмурая у волка.
Смугла гранёная тетрадь.

Песочина Эмилия. Преломление


Пусть большие матрёшки снаружи 
Под давлением стрессов трещат,
Только детство моё не разрушат
Ни паденья, ни дней камнепад!
И когда горе полною ложкой,
И когда всё в душе кверху дном,
Я держу на ладони матрёшку
И шепчу: «Ничего... Поживём...»

Андреева Ольга. Это будут стихи для рыб


   Хорошее начало знакомства. Но ещё раньше автор констатирует: «стихи 2017 года». Книга невелика, в ней 49 стихотворений. Но 49 за год – это довольно много, те, кто пишет, подтвердят. Хорошо ведь, не заморачиваясь композицией сборника, выложить стихи просто в хронологическом порядке. Ещё и тем хорошо, что читатель вдруг узнаёт в фантасмагории стиха совершенно реальное событие, вспоминает – точно, было такое. Возникает локальный поэтический портрет 2017-го, субъективный – а это-то и ценно.

Парсанова Татьяна. Человек с большой буквы


   Когда мы встретились в первый раз? Двадцать лет тому назад? Больше? Сколько не пыталась – память не сохранила ни месяца, ни даже года. Зато саму встречу помню до мельчайших подробностей. В мой кабинет (тогда я занимала небольшую, но вполне себе востребованную должность) вошел мужчина в возрасте.

Румянцев Валерий. Сухари


   Жизнь устроена так, что у каждого молодого поколения есть свой враг. Поколению, к которому принадлежал Василий Черкашин, противник достался сильный, одно время даже казавшийся неодолимым. И звали этого врага немецкий фашизм. На фронт Василий попал не в трагическом сорок первом, а в октябре сорок второго, когда и немцы уже начали выдыхаться, и наши солдаты многому научились, да и генералы тоже.

Лебединская Галина. Шиповник разлуки


Лесной шиповник знает много тайн. 
Как по утрам плывет туман молочный.
И проводив немало птичьих стай,
Он остается ржавым многоточьем.
Его шипы заточены, остры.
Порою нестерпимо колят руки
Горят, горят везде его костры -
Предвестники зимы или разлуки.

Воложин Соломон. Гумилев. Дагомея. Художественный смысл


   Разрешите подойти издалека. Представьте, что вы крайнего толка украинский националист, желающий сужения России до размеров московского Садового кольца. И представьте, что имея в виду и вас, такого, были на недавней встрече в верхах СНГ произнесены слова нашего президента, мол, для России нужно создать нормальные условия функционирования ее черноморского флота.

Добровольский Александр. Библиотекарь

№ 6'2020

 

Козырев Андрей. Ссылка в собственное Я


   Представьте себе: осень. Ноябрь месяц. Глухой, промозглый вечер. Облупленные стены старых домов. Чёрные сучья торчат на фоне серого неба. Звёзд нет даже за облаками. Жёлтые листья ворохами лежат в грязи. Где-то слышны шаги. Откуда-то доносится собачий лай. Где-то дребезжит по рельсам трамвай – небось, старый, лет тридцати. Грязь, тлен, мрак. И нет никого и ничего, что как-то утешило бы, удержало, отвлекло от распада. Ни семьи, ни здоровья, ни покоя. Только слякоть внутри и снаружи.

Арканина Анна. Тесное небо


Серый день – набросок карандашный.
Снег! Щенок! Айда меня искать!
Ангел в теплых тапочках домашних
крутит пальцем прямо у виска.

Что с меня возьмешь, когда без сдачи
выдано беспечности с лихвой?
Верит сердце истово, щенячьи,
голубому свету за спиной.

Читать полностью...

Дроздов Андрей. Осознание


   Это история о том, как пять братьев – Нурек, Мавиал, Фамей, Илья и Гузарро – поехали к своему деду Фоме в деревню, где тот разводил ос.

Читать полностью...

Власюк Александра. Круговорот


   Птицыну нравилось, когда на карниз прилетали голуби и урчали так, будто проклинали его. Это было и пугающе, и забавно. Чтобы голуби урчали подольше, Птицын стал кормить их зерном. Голубям эта идея понравилась: они весело дрались и толкались. Птицыну эта кутерьма тоже нравилась, даже больше, чем проклинающее урчание.

Читать полностью...

Пономарчук Григорий. Вирши


Отдельно день синеет стёжкой боли,
И космос - в стороне, как чёрная стена.
Забыт ушедший мир - я натерпелся вволю;
И цели велики,
                     но горькая цена.

Века несутся, мчат неудержимо -
В туманность пьяных бед, в глухое забытьё.
Страданья и любовь ушли невозвратимо...
А там, за городьбой,
                       шевелится житьё.

Вакуленко Аркадий. Басенки


Со счастьем
Не был Лев знаком.
И потому
Жил тихой сапой.
У Львицы
Был под каблуком,
Или, точней сказать:
Под лапой!

Читать полностью...

Ованесян Cусанна. Хримян Айрик и Ованес Туманян: мировоззренческая и психологическая общность


   Хримян Айрик был Католикосом всех армян, а Ованес Туманян – самым народным, самым национальным армянским поэтом, Поэтом всех армян. Их деятельность была общенациональной, и уже одного только этого было достаточно, чтобы в их мировоззрении, социально-политических и общественных взглядах и ориентации, образе мышления и даже в личностном аспекте были многочисленные сходства и общие черты.

Читать полностью...

Таран Иван. Северный Крест


   «Сѣверный крестъ» - альманахъ литературного поставангардизма, всецѣло модернистскаго толка и по преимуществу литературно-художественно-философской направленности; онъ воплощаетъ мысль не въ застывшихъ и косныхъ ея формахъ, но въ формахъ активныхъ и преобразующихъ.

Воложин Соломон. Ахматова. Мальчик сказал: «Как больно». Художественный смысл


   Это будет необычная заметка. Например, огромные цитаты из Коржавина, поэта, диссидента, "шестидесятника". Он разочаровался когда-то в так называемом реальном социализме, наверно, за то, что тот утратил гармонический идеал... Зато Коржавин его не утрачивал никогда.

Кураш Богдан. Лето. Ночь. Луна